Доска объявлений

Комментарии к объявлениям

Виталий Вито
Написал(а): Виталий Вито

Георгий Тарба 3
Написал(а): Георгий Тарба 3

Евгений Соколов
Написал(а): Евгений Соколов

Евгений Соколов
Написал(а): Евгений Соколов

Вагаршак Багарян
Написал(а): Вагаршак Багарян

В объявление: xbox360
Оксана Джикирба
Написал(а): Оксана Джикирба

В объявление: iPhone 6 16gb

Новости

Абхазия Новости



Аслан Кобахия: «Терпеть хозяина над собой мы не будем»

Абхазский политик и общественный деятель, бывший вице-премьер правительства и министр внутренних дел Аслан Кобахия в рубрике «Гость недели» размышляет о текущих проблемах в отношениях с Россией, в частности – о вопросе продажи абхазской недвижимости иностранцам.

Анаид Гогорян: Аслан Алексеевич, вопрос продажи недвижимости иностранцам в последние годы обсуждается на разных площадках, и вот опять активизировался в последнее время. Как вы считаете, какие риски существуют для Абхазии, если будет разрешена продажа недвижимости?

Аслан Кобахия: Вопрос недвижимости и других проблем, которые есть в нашем обществе, – это сугубо внутренние абхазские вопросы. Второе: вопрос недвижимости встал после Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг., когда основатель нашего государства, великий Владислав Ардзинба принял решение о том, что недвижимость в Абхазии продавать нельзя. Те люди извне, которые пытаются нам как бы подсказать, порой в очень некорректной форме, – это не их дело. Это дело абхазского общества. У нас есть свои проблемы, и абхазское общество в лице его органов власти определяет, что, как и к чему. Сегодня четко мы придерживаемся позиции, выработанной еще основателем нашего государства. Рынок недвижимости у нас очень скудный, небольшой – это раз. Второе: прекрасно осознают те люди, которые пытаются извне озвучить и тому подобное, если мы вдруг сойдем с ума и откроем этот рынок недвижимости, что из этого получится. Наше общество, граждане Абхазии, которые находились в десятилетней блокаде, понимали, кто эту блокаду возглавлял, мы это все знаем.

Вопрос о президенте России Владимире Путине не стоит, о современной России не стоит. Абхазское общество, граждане Абхазии на выборах президента Российской Федерации четко – для нас это был плебисцит – для меня было главное, как наши люди проголосуют за Владимира Путина. Это отношение к Российской Федерации. 90% наших граждан, которые искренне проголосовали за Владимира Путина, – это говорит об отношении нашего народа к Российской Федерации. Мы за 25 лет помним и ту десятилетнюю Россию, которая после ужасающей войны загнала нас в блокаду, послушав фашиствующих элементов в Грузии во главе с Шеварднадзе. И что мы за этот период получили? Мы все заводы, фабрики, все, что можно было порезать и продать, мы вынуждены были на металлолом продать. Не только для того, чтобы выжить, а для того, чтобы выстоять с врагом. Нам никто ни один патрон не подарил. Как говорил великий Владислав Ардзинба, мы эти снаряды, патроны находили там, где их продавали… Сегодня, несмотря на то, что мы очень благодарны Российской Федерации – сняли блокаду, признали независимость Абхазии, – очень много исторического пути за этот короткий период мы прошли.

У нас сегодня общество очень бедное. Как только мы откроем этот рынок, мы просто выкинем всех наших граждан из этого рынка. Наши люди не станут конкурентоспособными. Мы неустанно это уже много лет говорим тем «доброжелателям», которые нам советуют. Нам не надо советовать, мы через все это прошли. Мы это знаем, нам не надо это навязывать. Какой-то депутат приезжает, с наскока, не зная всех наших бед… Мы в этой борьбе чуть не сгорели. Мы выстояли, мы выдержали. И что нам делать, и как нам делать – это нам решать.

Наш договор о стратегическом партнерстве… касаясь и земли, которая вообще не обсуждается, потому что (так) закреплено Конституцией РА, касаясь недвижимости, Новоафонского монастыря – это наши внутренние вопросы. Почему произошел новоафонский конфликт?! Потому что, когда грубо извне начинают в эти дела вмешиваться, вот такой результат может произойти. Мы – благодарный народ. У нас очень хорошо работают соглашения по охране границ, по обеспечению безопасности Абхазии. Абхазия четко ориентирована на Российскую Федерацию. Все президенты, бывшие, будущие, даже Владислав Ардзинба, которого Российская Федерация так и не признала как президента, – он четко выдерживал пророссийскую ориентацию. Не от того, что нам так захотелось. Мы исторически оказались на этом месте, и Россия оказалась рядом с нами. Мы – стратегические партнеры Российской Федерации. Но каждый помощник, их помощники, которые приезжают или, сидя в Москве, судят об Абхазии… ребята, занимайтесь своими делами. Вот когда мы разбогатеем, когда наша страна станет на ноги, когда наше население будет конкурентоспособным, мы 150 раз подумаем, на то у нас есть всенародно избранный парламент, есть всенародно избранный президент, общество. 150 раз подумаем, в каком варианте вопрос ставить, если это будет выгодно Абхазии, то это будет решаться в интересах Абхазии. А не так, как некоторые политологи или чиновники, или депутаты, которые приезжают в Абхазию…

Какое имеет право абхазский депутат ездить в Москву и указывать в Государственной Думе, что ей надо делать? Какое право имеет депутат Российской Федерации приезжать, и он нам будет указывать, что нам надо делать? Это наш внутренний вопрос. Есть депутаты в депутатском корпусе, есть политики, которые хорошо знают Абхазию. Нельзя так! Абхазы очень похожи на ежа, когда начинают ему угрожать, он в стойку становится. Ежа можно раздавить и убить, но проглотить невозможно. Я бы никому не советовал, чтобы в голову приходило, что его можно проглотить. У нас стратегическое партнерство работает в полном объеме. Если определенные чиновники вне этого стратегического партнерства что-то дополнительно будут требовать от Абхазии, это просто некрасиво и бесперспективно. Это моя позиция.

А. Г.: Аслан Алексеевич, тем не менее сделки купли-продажи недвижимости осуществляются в Абхазии. Как вы это прокомментируете?

А. К.: У нас этот рынок работает, это внутренний рынок. Если кто-то хочет через своих знакомых, родственников, друзей, как порой часто бывает, а потом бегают, ищут, незаконную сделку сделать, пусть делают. А потом, когда теряют это имущество, он заплатит за это…, кота в мешке нельзя покупать! Официально еще с девяностых годов продажа недвижимости иностранцам запрещена. Это мелочь, по сравнению со стратегией. Стратегия говорит о том, что мы недвижимость иностранцам не продаем. Нам, наоборот, надо думать, как дальше действовать. Это уже разные вопросы. Если сегодня наскоком говорить, давайте мы недвижимость начнем продавать – нет, так эти вопросы не решаются. Так встречи не готовятся. То, что я последнее видел, депутаты одно говорят, «Спутник» другое пишет. Такие встречи должны быть подготовлены. Я разговаривал с нашими депутатами. Они четко сказали: эта тема не обсуждается. И правильно сказали, потому что это наш внутренний вопрос. Зачем мы свой внутренний вопрос должны обсуждать?

А.Г.: Вы сказали, что беседовали с депутатами, какова их позиция по данному вопросу?

А.К.: У депутатов могут быть разные позиции. Депутат на то он и депутат, он прислушивается к общественному мнению. Конечно, в нашем обществе, когда люди ходили полуголодные, какие-то средства нашли, правильно, неправильно, купили или похватали по пять-десять квартир, такие тоже есть. Не так уж и много, но они есть. Они, конечно, хотят дома продать, они богатые люди, они эти дома держат, квартиры держат, чтобы продать подороже иностранцам. Не будет этого, они сами себя обманывают. В ближайшее время это не предвидится. Это как минимум, в моей жизни точно этого не будет, потому что я знаю абхазское общество. Есть вещи, на которые наши люди никогда не пойдут. Мы все риски чувствуем интуитивно. Потому что мы прошли через горнило борьбы. Нам никто эту независимость не дарил, мы выгрызли. Мы прекрасно знаем, через какую историю, советскую историю, до советской истории и современную историю, через что мы прошли. Мы говорим, что это риск для нас. Не надо нас к стене прижимать, есть у нас стратегические позиции: земля, недвижимость, электроэнергия, железная дорога – без этого государство существовать не может. Не могут быть предметом разговора передача или купля-продажа, это не обсуждается.

Главное, что меня удивляет, у первого лица позиция одна, а чиновники, они же потом не говорят, (когда) приехали, что они там говорили. Нельзя, не получится. Почему конфликт у нас с Грузией произошел, нельзя абхазов за рукав водить. С абхазами надо дружить. Мы можем искренне, честно дружить. Мы это доказали. Даже когда с нами не дружили, мы с народом российским дружили. Когда наших женщин запрягали, как лошадей, на тачках в блокаду перевозили через границу грузы. Мы и тогда не ополчились на Российскую Федерацию, потому что это наш большой стратегический партнер. И никто не положит на свои плечи Абхазию и никуда не унесет. Абхазия была ориентирована на Российскую Федерацию, она и останется, кто бы этого даже не захотел. Если найдется даже такой сумасшедший. Но абхазам во внутренней политике дайте самим разбираться. Много ошибок, много проблем, но мы их должны сами устранять. Указывать нам: «вы это сделайте» – мы благодарны, еще раз могу, сотни раз говорить: то, что сделано в последние 10 лет для Абхазии – если кто-то не благодарит, то он просто бессовестный человек. Но если нас это обязывает, нам начинают тыкать, что вы должны вот это сделать, тогда лучше ничего не делать. Я так считаю. Грузины так себя вели, из-за этого у нас с ними произошел конфликт. Они начали себя здесь чувствовать хозяевами. Если бы они вели себя как граждане этой страны, никакой войны бы не было.

Мы уже над собой никакого хозяина не потерпим. Нас можно убить, но терпеть хозяина над собой мы не будем. Мы надежные, очень надежные партнеры, практика показала, 25 лет существования независимой Абхазии, Российская Федерация не может сказать, даже тогда, когда к нам очень плохо относились, что мы хоть один акт недружественный по отношению к Российской Федерации себе позволили?! Не было и не будет! А указывать нам, как жить, – это не благое дело. Это советую всем помощникам, их помощникам, которые думают о том, что... Это говорят все, это уже начинает рамки приличия переходить. Мы будем вынужденно открыто говорить. И я это говорю. Я это не придумываю. Я это вижу. Все эти годы я это вижу. Это бесперспективная игра. Чиновники приходят и уходят, а народ абхазский останется. Я бы нашим политикам советовал касаемо независимости Абхазии – не надо этим играть. Кто-то с кем-то испортил отношения. Испортить отношения можно, если на больную мозоль начинают наступать. И нужно! Великий Владислав Ардзинба говорил: «С Россией надо спорить, с Россией надо доказывать, России просто нельзя хамить». Абхазское руководство, начиная с великого Владислава Ардзинба, никогда России не хамило.

Есть вещи, где мы можем сказать: мы это так делать не будем! Мы обязаны это честно говорить. Если кто-то говорит и не делает, то это еще не означает, что мы должны это делать, потому что есть определенные риски, есть законы, есть Конституция Абхазии. Когда ты о внутренних проблемах Абхазии начинаешь говорить, хотя бы мало-мальски, если человек воспитан, он должен понимать, что у этого государства маленькая, но есть Конституция, благодаря которой это государство живет. Да, мы еще не все сделали, но другого пути у нас нет. Слушать отчаянного человека, который говорит, что у нас ничего не получится, – у нас все получается! Люди живут, тяжело, но живут и будут дальше жить, как бы кому не хотелось. Мы будем жить назло нашим врагам и на радость нашим друзьям.


Добавил: Admin
Источник: https://www.ekhokavkaza.com/a/
Просмотров: 5418
Дата публикации: 12.10.2018 г.
Вернуться к списку новостей

android ios instagram

Быстрый переход

Последние комментарии

Алиас Апсуа 3
Написал(а): Алиас Апсуа 3

Алиас Апсуа 3
Написал(а): Алиас Апсуа 3

Кансоу Ду
Написал(а): Кансоу Ду

Кансоу Ду
Написал(а): Кансоу Ду

Кансоу Ду
Написал(а): Кансоу Ду

Реклама